Жанр: Фэнтези » Наталия Ипатова » Былинка-жизнь (страница 13)


8. Десятка Мечей

Клаусу пришлось смириться с тем, что эта ночь выдалась бессонной. Даже жар уже прогорел. Терем наконец затих, но королю сегодня требовался собеседник. Плечистым силуэтом король вырисовывался на фоне окна в покоях Лорелеи. Королева сидела в кресле, кутая плечи в шаль. Может, это сказалось общее волнение, а может, просто ночь выдалась знобкой.

— Итак, — сказала она королю, — осмелюсь предположить, Киму сегодня досталось меньше?

Клаус покачал головой.

— За то, что они сделали хорошего, им воздастся позже. Надеюсь, они поняли, что их выпороли за непослушание, ложь и то, что им вздумалось подвергнуть опасности Имоджин.

— Ты доволен, — безошибочно определила Лорелея. — Зачем тебе играть в бога? Твой Ким получил фору в сто очков.

— Во все, какие есть, — отозвался ее муж. — Но ей решать еще не завтра. У тебя есть надежда.

— Да, — согласилась королева. — Ойхо талантлив, ярок и блестящ. Со временем ему, как вожаку, не будет равных.

— А Ким — хороший честный парень.

— Выбор, — напомнила Лорелея, — делаешь не ты. Должна ли я напоминать мужчине, как ослепительна красота? Как победительна харизма? Ким рядом с Олойхором — бесцветный увалень.

Предупредительный сумрак маскировал улыбку на устах Клауса.

— Ким больше похож на меня.

— Этого достаточно для предубеждения?

— Имоджин, — сказал он мягко, — знает обоих лучше, чем даже я или ты. Ее выбор, каким бы он ни был, будет более обоснованным, чем твой или мой.

— А ты? — требовательно спросила Лорелея. — Как в этой истории поступил бы идеальный король и мужчина?

— Как я могу ответить? Меня ж не двое. Можешь быть уверена, я не оставил бы тебя одну.

Лорелея коротко хохотнула в своем углу, добившись, чтобы Клаус обернулся к ней за объяснениями.

— А что, если она оставит в дураках всех и сбежит с начальником стражи?

— Ну… тогда у нее, во-первых, должен быть чертовски странный вкус. А во-вторых, я не верю, чтобы Циклоп Бийик оказался столь безрассуден.

— Циклоп? — изумилась Лорелея.

— Пора его повысить. Мальчишки по-прежнему будут его уважать, но с сегодняшнего дня он не должен отдавать им приказы. Сегодняшняя порка — последняя. Они выросли, и с этого дня — неприкосновенны.

Королева чуть улыбнулась, уверенная в полной своей невидимости в темноте.

— И — да! — спасибо, что напомнила об Имоджин. Пора, знаешь ли, вывести ее из разряда «своего парня». Надобно, чтобы они ценили ее не за то, что она наравне с ними может залезть на дерево или сигануть через забор. Пришло время пробудить в них иной интерес. Ага, — сказал он удовлетворенно, услышав на дворе сдержанный шум и наклонясь над подоконником. — Вот и они!

Лорелея скользнула через комнату и встала за его плечом.

— Что? — спросила она. — Ты еще кого-то ожидаешь, неугомонный?

Клаус кивнул на волов и телегу, только что втянувшихся в подернутый туманом серый и тихий двор. Королева догадалась, что внимание супруга обращено не на возницу и не на скот — все совершенно рядовое.

В телеге среди узлов сидели три простоволосые молодые девушки, глазевшие на возвышающиеся над ними стены со смешанным чувством удовлетворения и страха.

Гостьи тихонько переговаривались между собой.

— Брюнетка, блондинка и рыжая. Прямо букет! — фыркнула Лорелея, осознав, что на ее двор припожаловал целый возок греха. — На любой вкус. Ну и при чем тут Имоджин?

Клаус в полусумраке не то хрюкнул, не то засмеялся.

— Затем, что не за ее же счет мальчишкам удовлетворять первый жгучий интерес.

— Мне это не нравится! — запротестовала Лорелея. — Почему я должна жить под одной крышей со шлюхами? Что… горничных недостаточно?

— Недостаточно, — возразил Клаус. — Эти три красотки здоровы, молоды, и к тому же они — обученные профессионалки. У них контракт, и ни на что вне его рассчитывать они не вправе. Никаких мокрых глаз, бастардов и погубленных жизней. Всякому искусству учатся. Разве, когда ты приехала ко мне, я был жалок и неуклюж? Была ли ты разочарована?

— Немного грустно, — сказала Лорелея, — ожидать для сыновей такого начала. Хотя, сказать по правде, едва ли они станут возражать. Это об Имоджин ты печешься, как о собственной дочери.

— Я забочусь о своем сыне, — поправил ее Клаус. — Хорошая понимающая жена — это сто процентов счастья. Уж я знаю.

Судя по звуку, он усмехнулся.

— А у Имоджин есть все задатки хорошей жены. Начало пути — еще не весь путь. Мальчишки узнают, чего им хотеть и как это получить. Хорошему мужику следует перебеситься. Если позволено — не так и тянет. К тому же, я всегда хотел дочку.

— Я поняла. Мальчишки — один лучше другого. Один показал себя героем и воином, другой…

Лорелея помедлила, словно затрудняясь дать характеристику Киму, и Клаус закончил за нее: — …сделал что-то такое, что девочка вряд ли забудет.

— Так что ты хочешь «немножечко» их испортить. Обоих. Добавить им граней, на каких обнаружится отличие. Имоджин — та болевая точка, удара по которой один из них не перенесет. Вот только что ты станешь делать, если она выберет Ойхо? Девушкам нравятся яркие.

Он не видел точно, но чувствовал, что Лорелея не сводит с него испытующего взгляда.

— Почему, — спросила она, — один из них не может стоять на ступенях трона, опора и защита другому?

Клаус помолчал.

— Каждый раз, — глухо отозвался он, — когда родители уповали на это, меч в руках защитника обращался против

государя.

— Я не знаю, — задумчиво произнесла она, — будет ли мне смешно, если девочка изберет себе не того, кто покажет себя средоточием всех мыслимых достоинств. Теперь, спустя пятнадцать лет, ставши всем тем, что ты есть, ты все еще хочешь, чтобы было сделано так, а не иначе?

— Разве ты не понимаешь? Это проклятие крови, — глухо сказал Клаус. — Мы разбавляем ее, как можем, и за многие века выработали целый свод правил, как с нею жить, оставаясь людьми.

— Ты не можешь быть уверен.

— Да, и это тоже входит в проклятие крови. Я никогда не хотел делать то, о чем ты говоришь, — продолжил король после паузы. — Подождем ее двадцатилетия. Но… как я смогу сделать это… если не увижу никакого знака?

— Дай-то бог, — ответила королева, устремив на мужа прозрачно-голубые, чуть выпуклые глаза, — чтобы эта заминка не оказалась… э-э… односторонней. Означает ли эта в высшей степени ободряющая оговорка, что, если она выберет Олойхора, в живых останутся оба? Сдается мне, будто ты готовишь запасные позиции для рыжего.

— Ким сейчас впереди, — напомнил Клаус. — С немыслимой форой.

И ушел, оставив Лорелею слушать шуршание предрассветного дождя по кровле терема. В одиночестве под дождем к ней приходили такие странные мысли.

Возвращаясь без света в свои покои, Клаус, погруженный в свои мысли о развитии сюжета, был удивлен, услышав из спальни Имоджин приглушенные голоса. Он замедлил шаги и к самой двери, откуда пробивался предательский лучик света, подкрался на цыпочках.

Так и есть. Он, взрослый человек, по себе знавший, какова на вкус смертельная усталость, мог изумляться сколько угодно. Однако перевозбуждение и боль прогнали у всех троих остатки сна, хотя перед тем дети не спали как минимум уже сутки. Имоджин, закутавшись в одеяло, сидела в постели, опершись спиной на золотистые лиственничные бревна стены. Мальчишки валялись на медвежьей шкуре, устилавшей пол. Ясное дело — на животах. Коридор что в ту, что в другую сторону был пустынен и тих, и если бы Клаусу не приспичило идти тут в это время, никто никогда не раскрыл бы их тайного сборища. Вот, значит, как вызревали их заговоры.

В руках Имоджин держала колоду карт. Огромную, размером с ладонь, а толщиной — с кулак. Клаус видел такую у Агари и помнил, что нянька вроде бы относилась к ней трепетно. Имоджин, судя по надутому виду, — тоже. Уперла? Или же Агарь сама дала девочке игрушку в утешение? Судя по спокойным интонациям мальчишек, да и по самому факту проводимого здесь сборища, никто не поставил полученный нагоняй в вину Имоджин. Как будто она была сама по себе, а полученная взбучка — из разряда зол неизбежных. Как если бы все равно нашлось, за что. Усы Клауса шевельнулись. Добрый знак. Неожиданно для себя он решил остаться в засаде и послушать.

— …ну да! Я родом со Стеклянных островов, истинная ведьма по крови. Значит, в моих руках они скажут самую что ни на есть правду.

Неумело перетасовав колоду, Имоджин стала попросту разбрасывать карты направо, к Киму, и налево — в сторону Олойхора. Парни, сортируя их, наперебой комментировали выпавшую им судьбу.

— Завидуй! — хихикнул Ойхо, демонстрируя брату карты веером. — Глянь, Королева Чаш — моя, и Королева Слез, и Королева Сердец — тоже. И все, — он указал на девятки, которые заботливо выбрал из общей россыпи, — со своими Любовями. А как это может быть — у меня тут любовь Королевы Цветов, а сама Королева у… — он вытянул шею, — …у Кима!

Имоджин прикусила губу в мыслительном процессе.

— Действительно, ерунда, — признала она. — Ким, э-э… отдай ты ему Королеву Цветов. Любовь главнее.

— Нефиг! — возмутился рыжий. — На каком основании? Ему все девки, а мне только дальние дороги да серьезные разговоры!

«Рука судьбы! — засмеялся в своем углу Клаус. — На том основании, что это рука судьбы!!!» Почему, когда он забывает «об этом», он может смеяться от счастья, глядя на своих мальчишек? Обоих.

Тем временем после короткой борьбы Королева Цветов сменила владельца. Все знали, что Ким не стоит против щекотки.

— Ты не спеши, — мстительно сказал Ким, — вдруг тебе выпадет еще и Королева Мечей? Имодж, в самом деле, разве честно? Это что еще?

Он вертел в руках выпавшую ему Чашу.

— Казенный дом, — важно сообщила ему Имоджин.

— А что он значит?

— Э-э… ну, это дворец, наверное. Или госпиталь…

— На кой мне госпиталь? Отнесите меня в Лес и пригоните туда стадо баранов!

— …или… — виновато, — тюрьма…

— …или могила! — страшным голосом завершил Олойхор. — Эй, а это что?

— Как легла?! — завопила Имоджин, сложным образом извернувшись вокруг ноги и плюхаясь животом на край. — Это Меч!

— Сам вижу, что Меч! Да не помню я, как он лег. Какая разница?

— Если острием вниз, то это страшный удар. А если вверх — то всего лишь пьянка. Потому и спрашиваю, что важно…

— Боком, — фыркнул Ким. — Небольшая неприятность как повод, чтоб надраться. Моя очередь. А-а! Вот она! Красотка… Я про нее плохое слышал.

— Отдай мою бабу! — Пальцы Ойхо цапнули воздух буквально в пяди от Королевы Мечей.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать