Жанр: Фэнтези » Наталия Ипатова » Былинка-жизнь (страница 17)


Не объяснять же ему, в самом деле, про веснушки на шее, которую она обнимала.

— Что и требовалось доказать, — вздохнул Клаус. Вид у него, впрочем, был удовлетворенный.

— Понятно, — донеслось с места, где стоял Олойхор. — К ее выбору пришито королевство. Едва ли, в самом деле, стоило затевать сыр-бор с девицей и ее выбором, если иметь в виду только девицу и ее выбор, каким бы лакомым кусочком ни была она сама по себе. Дурацкий ритуал, в котором я, надеюсь, больше не задействован?

Он стряхнул с себя руки Циклопа, и начальник стражи отступил в сторону. Они пьют вместе, вспомнила Имоджин.

— Никого не поздравляю, — издевательски поклонился молодым обойденный принц. Голос у него был сухой и презрительный и звонко отдавался в тишине. — А тебе, братец, и вовсе не завидую. Ты их не удержишь. Ни девку — она не про таких, как ты. Ни корону. На ушах повиснет.

Дверь за ним с грохотом затворилась. Оставшиеся в молчании дослушали, как с той стороны его сапоги простучали по лестнице. Взгляд, которым обменялись Клаус и Лорелея, остался Имоджин совершенно неясен. Но, в общем, королева никогда не играла в жизни Имоджин заметной роли, не следовало принимать ее в расчет и сейчас.

— Что и требовалось доказать, — повторил Клаус с непонятной горечью в голосе. — Ну ладно, повернемся лицом к жизни. Властью, данной мне Силами, о которых я берусь судить лишь в меру моего разумения, объявляю вас принадлежащими друг другу. С оглашением покамест подождем. — Он оглядел присутствующих, как бы призывая их к молчанию. — Вам нужно, вероятно, переговорить друг с другом и научиться друг подле друга… просто быть. Понимать. Я предлагаю вам на какое-то время уехать, чтобы не вариться в местном бульоне. Вы еще успеете побыть главными фигурами в празднике напоказ. Киммель помнит — куда.

Юноша молча кивнул. Имоджин с изумлением обнаружила, что продолжает держаться за его руку, хотя официальная часть этого вроде бы не требовала.

— Лошади и вещи, какие понадобятся, готовы. Имоджин, если желает, может пойти переодеться.

Клаус встал, и все, кроме сидящей Лорелеи, попятились. Ритуал был завершен. Имя наследника — названо.

Искоса поглядывая на профиль шагавшего рядом Кима, Имоджин почему-то не переставала думать о Молль. В ленивом жесте, которым ее с сегодняшнего дня муж перебирал чужие кудри, было что-то устоявшееся. Что не переставало ее тревожить.

3. Утешительная чара

… если к другому уходит невеста, то неизвестно, кому повезло…

Народная мудрость

— Я должен думать о продолжении рода, — вымолвил Клаус, оставаясь с Лорелеей наедине в их частных покоях и садясь против нее. Вид у него был усталый. — Я должен испытывать гордость и радость. Но я думаю о злобе, зависти и смерти.

— Ты сам выбрал, какую чару тебе пить, — откликнулась королева. — О продолжении рода станут сегодня думать счастливые молодые. А ты думай о том, что заслужил. Я поступила честно по отношению к тебе и ни единым словом не предупредила Олойхора об условиях этой игры. Если бы он знал заранее, уверена, так или иначе он добился бы иного выбора. Послушай меня. Оставь это. Пусть мальчики разберутся между собой. Ойхо… остынет.

Клаус покачал головой.

— Никто не заставлял его произносить те последние слова. Мне было больно их слышать, хотя я и ждал их. Я не желал бы, чтобы таким образом подчеркивалась моя несчастная правота.

— Он сказал их сгоряча. Ты не знаешь, что сказал бы ты на его месте. Отойди в сторону.

— Не могу.

Тяжелым взглядом Клаус уставился в крышку стола.

Темнело, и было непривычно тихо.

— Я люблю Кима, — сказал король. — Я не могу бросить его наедине с Олойхором, который для него как противник слишком силен. Герой и воин, говорила ты. Лидер. Вожак. Если я оставлю все как есть, Олойхор убьет Кима, силой возьмет его женщину и узурпирует трон.

— Значит, победит сильный.

— Мы не дикари! — Клаус вскинул на нее сверкающий взор, но поник. — Нет. Мы дикари, если не находим иного выхода из этого круга. Разве не было ясно задолго до того, как Имоджин спустила эту тетиву, что Олойхор не потерпит, если брат его будет обладать чем-то, самому ему недоступным?

— Это не мешает править, — возразила Лорелея. — Подобные свойства правителя приносят стране славу.

— Но едва ли — процветание.

— Твое решение неизменно?

— Пусть мальчик наслаждается жизнью и молодой женой. Выбор сделан по любви, ты заметила? А я это сделаю для него. Достаточно ли добродетельным был я всю мою жизнь, чтобы искупить то, что мне придется сделать?

Он поставил локти на стол и стиснул голову руками.

Он хотел говорить с женой, как с подругой, спрашивать у нее совета, делиться сомнениями, искать поддержки.

А вместо того обрел в ее лице внутренний голос, подвергающий сомнению или опровергающий все, что он считал в жизни правильным.

— Достаточно, — успокоила его жена. — Ты был лучшим королем, какого могла пожелать себе страна. Может быть, ты мог бы позволить себе быть чуточку худшим? Ты знаешь, о чем я.

Лорелея поднялась, прошелестев мимо него к буфету, раскрыла резные створки. Последний луч, вонзившись в окно, сверкнул на перстне ее руки.

— Тебе нужно выпить, — сказала она. — И я с тобой. В конце концов, в семье свадьба.

Сперва она налила ему в чеканный серебряный кубок, затем плеснула себе. Клаус провожал глазами все ее движения, как будто они были наполнены смыслом, неся в себе нечто еще. Никогда прежде он не видел, чтобы Лорелея пила вино. Она поднесла кубок к губам, улыбнулась поверх него и пригубила первая.

Клаус поклялся бы, что видел в ее взгляде ту любовь, которую утратил двадцать три года назад.


Пили сегодня и в другом месте, но только совсем подругому: отчаянно и без единого доброго слова. Пили не во здравие, а откровенно злобно вдребезги напивались, теряя здравомыслие и даже сам рассудок. Олойхор сидел в кресле, придвинутом во главу стола, поставив ногу в сапоге на высокую скамейку, и опрокидывал в себя кубок за кубком, не глядя уже — что пьет: сладкий ли мед, заморское ли вино или же дымную горькую брагу-самогонку. Тот, кто не пил с ним, был его врагом.

Карна, чью скамеечку бесцеремонно заняла нога господина, сидела прямо на полу, прислонившись виском к подлокотнику. Взгляд ее уже остановился, веки были полуприкрыты, уголки полного рта опустились вниз. Локоны развились, и волосы лились с одного плеча сплошной яркой гривой. Кубок ее опрокинулся, и платье лежало краем в натекшей луже.

Молль, выряженная почему-то в черное платье, напротив, расхаживала по задымленной комнате взад и вперед, не замечая углов и одним только счастьем их минуя. Кубок она держала в руках, иногда вспоминая о его содержимом, в прочее

же время раздражительно барабаня по его звонкой стенке отросшими и непристойно накрашенными ногтями, обличающими в ней предосудительную праздность. Вид у нее был полупомешанный.

Циклоп сидел в отдалении, как чужой, и пил молча.

Сегодня никто от него и слова не дождался, да и не в его то было обычае. Подробности девки узнали от Шныря, который, пользуясь неразберихой, получил неограниченный доступ к съестному и один был тут счастлив. Он, вероятно, от души выдумал бы для них еще какую-нибудь трагедию, только чтобы хозяйки вовсе перестали следить за тем, что у них тут накрыто.

В себе оставалась только Дайана. То ли черноглазая ухитрялась обманывать пьяную бдительность Олойхора, то ли умела пить. Во всяком случае, если бы кто взялся со стороны проследить за всеми шестью участниками сцены, догадался бы, что она все держит в своей руке и под своим доглядом. Она недаром была, кем была, и не была бы собой, коли не желала бы стать еще большим.

Олойхор потянулся в кресле, забрасывая руки за голову, и она тут же оказалась рядом. Пальцы ее легли ему на шею и впились, разминая затекшие мышцы.

— Ты всегда все знаешь, — сказал Олойхор. — Что в нем есть такое, чего нет у меня?

— Осмелюсь предположить, господин, ничего такого, — прошелестел в ответ ее призрачный голос. — Просто этой перепуганной маленькой девственнице вас показалось слишком много. У нее более скромные запросы.

Олойхор повернул голову, чтобы увидеть ее глаза. Темные, как у лошади, с таким же ярким белком, с такой же таинственной выразительностью, какая не разбери поймешь что выражает. Потому что сама девка нипочем ведь не скажет. Протянув руку, он взял на ладонь прядь ее мелким бесом вьющихся волос. Здесь Дайана носила их распущенными, словно намекая на возможные вольности. Ха! Хотел бы Олойхор посмотреть на того, кто сунется к ней с этими самыми вольностями, не будучи поощрен! Уж настолько-то он ее знал.

Она стояла и молча, ожидая, смотрела на него. Внезапным брезгливым движением Олойхор отбросил с ладони смоляную прядь. Имоджин никогда не позволила бы ему касаться своих волос так… по-хозяйски.

— На что сдалась вам эта племенная телка, господин? — понизив голос, спросила Дайана. — Женщины, предназначенные вести хозяйство и рожать детей, интересны только пока ломаешь их сопротивление. Но всегда — недолго.

Олойхор в упор смотрел на нее. Ему всегда казалось, что Дайана издевается над ним, когда утверждает, будто бы ей для общения с ним нужны слова.

— При ком, — наконец спросил он, — ты была до меня? Мне давно хотелось узнать.

— Когда-нибудь, под настроение, спросите меня об этом снова. — Дайана долго посмотрела на него, сверкнула зубами и ловко отодвинулась, так что он не успел ухватить ее даже за подол. Был для этого слишком пьян, наверное. — Перекупить меня оказалось дорого.

— Ким ее даже не хотел, — глубокомысленно заявил он. — Ну, не так, чтобы явно.

— Значит, оба получили, что заслужили, — из безопасного отдаления откликнулась Дайана. — Можно найти и красивее, и родовитее.

И за другую не придется соперничать с братом. Это повисло в воздухе, даже не будучи произнесено вслух.

— Может, и нашел бы, — сказал Олойхор упрямо, споря с духами. — А только к ее подолу отец с матерью пришили королевство. Этот кусок не только сладкий, но и… большой! Самый стоящий приз из всех, за какие может сражаться мужчина. И я ухитрился это продуть!

Карна, поведя вокруг мутным взором, сделала губами «пофф!», словно выражая свое презрение к королевству размером с поросячий пятачок вместе со всеми его мрачными тайнами, проблемами престолонаследия и дворцовыми интригами. На свете много мест, где требуется острый меч и голова на плечах. Найдутся и папины дочки, и свободные троны. Но…

— Это меняет дело, — согласилась Дайана своим тягучим медленным голосом, звучащим, кажется, под самой крышкой черепа принца, как его собственные мысли. Она не стесняясь пользовалась им, когда была нужда заставить мужчину поступить по ее разумению. Насколько подсказывал ей опыт, здесь Олойхор ничем против других не отличался. — Это уже причина для огорчения. Я бы даже сказала — для гнева. Такие вещи мужчина не должен уступать добровольно. Разве что бросить, когда опостылеют.

На ее глазах Олойхор явно погружался в эту мысль.

Дайана только дернулась, когда Молль этаким нетопырем метнулась мимо. На щеках блондинки горели пятна, как от пощечин, пряди волос, свисая вниз, загибались вокруг лица под подбородком, и из кубка, который она держала в руках, девушка прихлебывала не глядя.

— Что мне стоило залететь от рыжего?! — воскликнула она, ломая руки и проливая при этом вино. — Была б мать королевского бастарда! Нет, я вечно ставлю не на того…

Она осеклась. Видимо, была хоть и пьяна, но не настолько.

— …не на того петуха? — ласково дополнил ее Олойхор. — Ну что ж, я и сам на себя ставил. Так что твой досадный проигрыш в моих глазах — достойное проявление верноподданнических чувств. Иди сюда, малышка. Будем плакаться вместе.

Молль со вздохом опустилась на пол подле кресла Олойхора, с другой стороны от Карны, и подставила голову под его руку. Когда раздался стук в дверь, все вздрогнули, словно ожидали штурма. Повинуясь знаку господина, Циклоп поднялся и отворил дверь.

На пороге стояла горничная, девка из челяди, с лентой в косе и перепуганными круглыми глазами. Должно быть, не каждый день приходилось ей бегать с поручениями в обитель греха. Выросшая в дверном проеме фигура Циклопа ничуть ее не успокоила, и девка заслонилась от него подносом с чеканным кубком, украшенным по ободу зелеными хризолитами.

— Его величество, — пискнула она, — посылает принцу Олойхору утешительную чару.

Каждый, кто сталкивался с Циклопом Бийиком лицом к лицу даже по самому невинному делу, мечтал уйти невредимым. Девке это позволили, хоть и не без внутренней борьбы: Циклоп решал, не стоит ли запустить королевским утешением в лицо посланнице и будет ли Олойхор этим доволен. И не полетит ли эта увесистая, по виду серебряная посуда в его собственную физиономию, если он осмелится передать ее по назначению. В конце концов он решил, что не его дело — вставать меж королями и принцами. А от летящего предмета можно и увернуться. Не беда. Едва ли мертвецки пьяный Олойхор способен прицелиться.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать