Жанр: Фэнтези » Наталия Ипатова » Былинка-жизнь (страница 19)


4. Гнездо…

Никогда не доверяй тому, кто целуясь не закрывает глаз.

Народная женская мудрость

Переночевали на постоялом дворе. И хотя все формальные ритуалы были соблюдены, и к Киму ее определенным образом тянуло, все же после всех дневных перипетий, истерик, а потом — долгой дороги в седле Имоджин была рада двум отдельным комнатам. Постоялый двор — не место для уединения королевской четы. К тому же, очевидно, Ким вез ее в какое-то вполне определенное место. Так что когда она, поблагодарив, отправлялась к себе, Ким как-то не очень решительно тронул ее за рукав.

— Все будет, — сказал он тихонько, — когда ты скажешь. Я тебя торопить не стану.

На том и покончили на сегодня. Сказать по правде, Имоджин безмерно счастлива была уже от одного того, что ей второй день не придется как угорелой носиться по хозяйству, распоряжаясь, подсчитывая и делая пометки на кусках бересты, пришпиленных к косякам в амбарах и чуланах, где хранилось разнообразное имущество. В общем, она вполне представляла себе, что это значит — быть здесь женой.

Эти бересты и пометки на них снились ей всю ночь, пока она не проснулась, обнаружив, что солнце уже вовсю сквозит через щели мансарды, где ей отвели комнатку. Разоспалась! Еще несколько минут Имоджин полежала, закрыв глаза и пытаясь восстановить смысл всех этих локтей и фунтов и почему ей непременно надо сложить их друг с другом. Потом обнаружилось, что в комнате она не одна.

— Ты знаешь, что складываешь ладошки под щекой?

Ким, исполняя обещание, дальше порога не шел. И вообще он заглянул только сказать, что завтрак ждет и пора бы отправляться. Имоджин даже была разочарована, когда, выпалив все это, он поспешил исчезнуть. Вероятно, для него тоже было той еще неожиданностью в одночасье оказаться женатым.

В качестве маленькой мести она заставила его подождать, пока умывалась, причесывалась, одевалась к выходу. Оказалось, что дальше они пойдут пешком. Лошадей Киммель уговорился до возвращения оставить на хозяйской конюшне. За завтраком, проходившим наедине, неловко молчали. Положение, немыслимое еще позавчера. А когда Ким забросил за плечо одну объемистую сумку, а в руку взял другую, столь же увесистую кладь и выпрямился со всем этим так, словно ноша вообще ничего не весила, Имоджин решилась.

— Ким, это то самое место, о котором я подумала?

Он кивнул. Ее позабавило выражение его лица, несчастное оттого, что опять придется объяснять, уговаривать, доказывать.

— Тут недалеко, — только и сказал он.

— Я тоже могу что-нибудь понести, — свеликодушничала Имоджин.

Ким помотал головой.

— Если уж я не могу отвезти тебя туда, то, во всяком случае, на себе тебе ничего переть не придется. Я сказал. Я еще и тебя дотащу, если понадобится.

— Ну почему ты все время хвастаешь?!

— Хвастаю? Да ничуть! Ты разве забыла?

Имоджин расхохоталась от души.

— Нет, — сказала она. — Не забыла. Ты сам во всем виноват. Мне понравилось. Таскать тебе теперь меня на руках… или на шее… долго.

— Так я разве против?

С постоялого двора они вышли через заднюю калитку, чтобы заведомо остаться незамеченными для любых посторонних глаз. Тропы, ясное дело, не было. Зато была… роса! И кукушка отсчитывала им удары сердца.

Ким задрал голову вверх.

— Кукушка-кукушка, сколько мне жить?

Ответом ему было нежданно наступившее молчание.

Сердца екнули у обоих, усилием воли разочарованный Ким скроил презрительную мину: кто, мол, в делах этого рода доверяет лесной птице, и вообще, не очень-то и хотелось, и надо ж было сморозить вслух такую глупость…

Тут, словно спохватившись, пестрая тварь разразилась целым водопадом своих запоздалых «ку-ку», одарив Кима их доброй сотней, как будто желала возместить ему первую свою незадачу.

— Перелетала, должно быть, — утешила его Имоджин. — Занята была. Или блоху искала в перьях.

— Помню, — произнес Ким, ступая сзади, — ты босая, подол у тебя в росе до самых коленок. И шею тянешь. Лицо испуганное.

Березы стояли вокруг, как столбы, подпирая небо.

— Ким, — спросила Имоджин, легко шагая впереди, — я хочу тебя спросить… именно теперь, когда ни над тобой, ни надо мной не довлеют высокие чины… даже если тебе они папа с мамой… — Она намеренно употребила слова, какими отца и мать называют дети, чтобы сохранить меж собой и Кимом оттенок шутки, а придется — так и спрятаться за него.

— Ну?

Она усмехнулась: дыхание у него явно потяжелело.

— Ты в самом деле хочешь меня в жены?

Она остановилась и обернулась, потому что шаги у нее за спиной смолкли. Ким медленно опустил наземь ручную кладь.

— Имодж, — сказал он беспомощно, — ты издеваешься? Ты представляешь себе желания парня, которому такая девушка, как ты, оказала честь… вроде этой?

— И что же это за желания?

— Найти уединенное местечко, — ответил он, тщетно пытаясь удержать на месте уголки губ. — Запереть дверь покрепче…

— А девушка при этом — с какой стороны двери? — поспешила уточнить Имоджин.

Ким поперхнулся, проиграв схватку с собственным чувством юмора, и Имоджин охотно его поддержала.

— Имоджин, — важно сказал Ким, безбожно ее передразнивая, — я тоже хочу тебя спросить… именно теперь, когда ты не отбиваешься ни от чьих назойливых притязаний…

Она невольно вздрогнула.

— …ты в самом деле хочешь меня в мужья? Выбор, который тебе предоставили, в общем, невелик.

— Ну, у меня в сравнении с вами хоть какой-то выбор был, — ответила Имоджин серьезно. — Меня, конечно, смущало, что я для тебя как будто… что ты меня совсем не…

— Ойхо за тобою волочился так искренне и агрессивно… Я полагал, против

него у меня и шансов нет. Девушкам он нравится сильно. Имодж, ты понимаешь, я мужчина, и способен управлять своими желаниями… ну, до некоторой степени… однако если бы я дал тебе понять, что хочу… что люблю, — поправился он, нахмурившись, — а ты бы выбрала другого, мне было бы трудно остаться другом моему брату.

— Так, может, хотя бы поцелуемся?

Они оба сделали несколько осторожных шагов друг к другу, одна рука Кима обвилась вокруг ее талии, другая бережно придержала затылок. Ее собственные руки естественным образом вспорхнули ему на шею. Спустя несколько ударов сердца Имоджин осторожно приоткрыла один восторженно-испуганный глаз… успокоившись, что Ким честно зажмурился, в полном удовлетворении закрыла его снова… на все время, пока Ким не пошатнулся, теряя равновесие.

— Чертова… сумка! — пробормотал он, делая движение избавиться от поклажи.

— Эй! — окликнула его Имоджин, переводя дух. — Твое… уединенное местечко… далеко еще? Я имею в виду — трава тут сырая. Я хотела сказать — еще!

На этот раз сумки все-таки перевесили, Имоджин с веселым воплем успела отскочить, а Киму, чтобы подняться на ноги, пришлось-таки выпутываться из ремня.

— Это всегда так бывает? — спросила она. — Или это только ты так целуешься?

— Ну, — скромно сказал Ким, — я старался. Имодж, чтоб ты знала… ты — мед.

— Ты — мое солнце, Ким, — ответила она из безопасного отдаления.

После небольшой неразберихи с отряхиванием Ким перенавьючился, и пара продолжила свой путь.

— Что еще ты хочешь узнать? Спрашивай.

С его стороны предложить такое было неосторожно.

Имоджин на правах хозяйки знала совершенно точно, сколько у него обуви, штанов и рубашек и что он ест на завтрак, обед и ужин. Ей, правда, не терпелось выяснить, что такое Ким-мужчина, но с этим они, кажется, уговорились чуточку подождать.

— Расскажи мне о Молль, — предложила она, намеренно пригасив свой озорной эротический настрой.

В его присутствии за спиной образовался островок недовольства.

— Ну, или не рассказывай, — согласилась Имоджин, даже на свой собственный взгляд довольно фальшиво.

— У нас с ней было соглашение, — неохотно сказал Ким. — Что она со мной, и ни с кем больше. До того, как мы… договорились, с ней произошло несчастье. В общем, если бы она не смогла дальше, то теряла контракт. Так что Ойхо уступил ее мне. Как бы насовсем. Это всех устроило.

— Она разве его вещь?

— А ты разве недостаточно знаешь Ойхо? Самой-то тебе что в нем не показалось?

— А… ну, это не интимное. С тобой я могу разговаривать, а его пришлось бы только слушать.

— И все?

— Ну, — она кокетливо оглянулась через плечо. — Еще мне нравятся веснушки. Но… это же не была фикция?

Она не оборачивалась, задавая этот, в сущности, никчемный вопрос, но и так поняла, что Ким нахмурился.

— Во-первых, если бы Ойхо разглядел фикцию, он немедленно аннулировал бы все соглашение, причем самым унизительным образом… для нас обоих. А во-вторых, мы были приятны друг другу… надеюсь.

— Она любила тебя?

— Молль — девушка практичная, — непонятно ответил Ким, и Имоджин сообразила, что тему пора закрывать.

Голодный лес, границу которого они вскоре переступили, в этот раз не произвел на Имоджин слишком уж тягостное впечатление. Ким вел ее уверенно, рыжая голова его даже в глухом влажном сумраке мелькала впереди как пламя. Но если тот обычный прозрачный березовый лес сам стелился под ноги, то этот, казалось, делал все, чтобы затруднить путешествие. Ветки цеплялись за волосы и за подол, ноги спотыкались о вывернутые корни — ей-богу, не было его тут, только что прямо сюда глядела. И хотя этот их путь был куда короче, чем тот, устала Имоджин несравненно больше. Она едва дышала, когда Ким, несколько раз за время дороги тревожно на нее оглянувшись, вывел ее наконец к рубленому охотничьему домику, как она поняла, в самой сердцевине Голодного леса.

Домик выглядел ничего себе, аккуратненький, в самый раз для двоих. Вполне уединенный — даже более того, если всерьез рассматривать Кимовы детские россказни. И дверь запирается на ключ, который Ким уверенной рукой нашарил под половицей крылечка. Толкнул дверь, шагнул вовнутрь, пригнувшись под низковатой для него притолокой. Имоджин молча ждала, стоя рядом с узлами. Сколько бы правды ни было в тех страшных байках, ни на охоту, ни на огород здесь рассчитывать не приходилось. Все пришлось нести с собой. Почему бы и нет. Верит же сама она в стеклянные острова!

Ким, видимо, наскоро оглядевшись внутри, вновь показался на крыльце.

— Милости прошу, хозяйка.

Переводя дыхание, словно это она тащила сюда все эти сумки, Имоджин поднялась по ступенькам. Вот она, эта дверь, и этот ключ. Ким следом внес вещи и стоял рядом, пока она осматривалась.

Ничего особенного. Прямо с порога общая комната, надвое разгороженная печью. Направо кухонька, налево — зальчик с лавками по всем стенам, обращенными к камину. Камин — игрушка избалованных бездельников, что могут позволить себе часами неподвижно глазеть на открытый огонь. В покоях Лорелеи был камин. «Вот стану королевой, — мстительно подумала Имоджин, — рожу сына, женю его, и пусть невестка носится как угорелая, сбиваясь с ног. Я только в окно буду смотреть. А то и вовсе не вставать с постели».



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать