Жанр: Фэнтези » Наталия Ипатова » Былинка-жизнь (страница 24)


Глядя на ее лицо, можно было с уверенностью сказать — она умирает от усталости.

— Ты! — произнесла она заплетающимся языком, указывая пальцем на Шныря. — Зажги свет.

Переваливаясь на коротеньких косолапых ножках, шут поспешил исполнить ее приказ. Карна, постанывая, прошла за свою занавеску и, судя по звуку, рухнула там на постель, не развязав ни единой ленты.

— Ты иди туда, — распорядилась Дайана, указав Имоджин на свою комнату. — И носа оттуда не высовывай. Шнырь! Будешь за ней приглядывать. Чуть не так — сделаю виноватым перед Олойхором, понял?

— Я с этакой девкой не совладаю, — заикнулся уродец.

— Но кричать ты ведь можешь, не так ли?

Шнырь понурился. Похоже, ему тут единственному отказали в праве восстановить силы сном. Не слушая его разочарованного лепета, Дайана ушла за занавеску и присоединилась к Карне. Имоджин прислушалась к собственному здравому смыслу и, не беря свечи, ощупью пробралась в отведенную ей комнату, боком легла на ложе, ближе к краю, поджав ноги. Усталость одолевала и ее, хотя была не то чтоб вовсе смертельной. Не хотелось спать, а хотелось есть. Вероятно, в этом виновно было возбуждение.

По лесенкам и коридорам Олойхор прошел, окруженный множеством людей, которые, как это ни странно, старались не подходить к нему ближе, чем необходимо. Вероятно, то был эффект следователя: человека, в чьей власти, кажется, указать пальцем и назначить виновных. Необузданный нрав принца в этом отношении ничуть не успокаивал. Вкупе с Циклопом Бийиком возле его плеча.

Более всего пугала необъяснимость происходящего.

Он не мог понять ни причины ненависти Агари — он верил словам Циклопа, ни неожиданной и одновременной смерти отца и матери. Ни слов старухи о том, что отец сам отдал этот приказ. Ни своего чудовищного спутника, внезапно нагнувшегося к самому лицу Лорелеи: Олойхор испугался даже, что Циклоп хочет поцеловать королеву, но тот только понюхал ее губы. Стоя в этой комнате смерти, принц молча тупо смотрел, как накрывают простыней тело матери. Когда то же самое собрались проделать с королем, сын жестом попросил обождать и еще долго глядел отцу в лицо, тщетно надеясь, что его выражение подскажет ему разгадку. Вместо этого в принце росло ощущение, что он окружен опасными сумасшедшими. Целый заговор сумасшедших. Иначе не может и быть: разве мог покуситься на Клауса человек в здравом рассудке?

— Вино наливала королева, — из-за спины произнес бесстрастный голос Циклопа. — Знакомый запах. Яд называется «слеза матери». Королева отравила… всех? Не верится.

— Не верится, — подтвердил и Циклоп, равнодушный, как стена амбара. — Всем известно, вы были для нее светом в окошке.

— Кто-нибудь имеет что сказать по этому поводу?

Желающих не нашлось, да он не слишком и ждал.

Почему-то не хотелось упоминать о попытке покушения на себя. Одно радовало, да и то кисло: ему это не припишут. У него — целый взвод, свидетелей. Он ни на минуту не оставался один. К тому же у него в смерти отца никакого интереса. Он — не Ким.

Эта последняя мысль неожиданно кольнула Олойхора больнее, чем он ожидал. Главным образом из-за Имоджин, из-за ее косности, ограниченности и упрямого нежелания смотреть на вещи свободнее и шире. Она, видите ли, решила, что с его братом старость ее будет достойнее! Как будто у человека нет шанса умереть сегодня, завтра, ежечасно, успев… или не успев насладиться всей полнотой и страстью жизни! Он ненавидел эту… обывательщину. Тем более, чем больше стремилась к ней женщина, которую он желал душой и телом.

Настроение у него испортилось окончательно, и под эти мысли он позволил наконец вынести тела в комнату, которую спешно для них готовили: ставили рядом длинные столы, накрывали их полотном, возжигали свечи и рубили лед для остуды, что в августе было отнюдь не лишним. В комнате остались только он и Циклоп Бийик.

— Не было ли покушений на Кима? — спросил Олойхор.

— Никаких, о чем было бы мне известно, — ответствовал коннетабль. — Кроме того…

Он сделал многозначительную паузу, дождавшись, пока Олойхор досадливо отмахнулся.

— То не в счет. Давай подумаем вместе, что в этом деле необычного.

— Девка, — разомкнул губы Циклоп.

— То есть — способ престолонаследия. То есть — близнецы. Отец до последнего момента не знал, кого назовет своим преемником.

— Дело в близнецах, — повторил Циклоп. — Матушка ваша болела за вас, это очевидно. И ежели ее рука наполняла кубок, то, видно, она решилась покончить и с ним, и с собой, чтобы вас защитить.

Вопреки словам, в его интонации не было ничего восхищенного.

— И это вполне стыкуется с тем, что мы успели выжать из старой перечницы Агари. А вот что, Циклоп. Вели-ка притащить сюда какие-нибудь книжки… постарее. С историей рода. Где про Голодный лес… — он поймал непонимающий взгляд Циклопа, — не важно. Главное, чтобы старые… и чтобы дали их тебе с трудом. И там, по дороге, жратвы какой-нибудь потребуй. Сдается мне, мы тут долго просидим.

Весь остаток ночи Олойхор с Циклопом корпели, перелистывая грохочущие пергаментные страницы. Точнее, перелистывал Олойхор, а Циклоп маялся вокруг, наблюдая, как помалу светлеет небо, и прислушиваясь к утренним звукам пробуждающейся кухни. Да и принц кряхтел, переваливаясь в жестком кресле с боку на бок и перекладывая голову с одной руки на другую. И через три часа после рассвета он уже все знал. И

то, что он узнал, хорошего настроения ему не прибавило.

— Я-то думал, — сказал он, — Имоджин мне пытка. А она мне — петля!

— Давайте подумаем, — предложил Циклоп Бийик, — как обратить это к вашей выгоде.

— Каким образом? — буркнул отчаявшийся Олойхор. — Разве кто еще не знает, что она выбрала Кима?

— Она могла сделать это под давлением. Король Клаус…

Мутный взгляд принца приобрел осмысленное выражение.

— …мог подкупить ее или запугать, — завершил свою мысль Циклоп Бийик. — А то и оба вместе. Разве может девка в здравом уме предпочесть вам другого?

— Циклоп, — устало произнес Олойхор, — кто тут сошел с ума?

— Тот, кто решил, что может безнаказанно сбросить вас со счетов, — твердо ответил коннетабль и прибавил: — Сир.

— А ты не слишком-то почитаешь богом данную власть?

— Богом данную, сир? Нет, я предпочитаю естественные способности. Покойный король в итоге оказался неспособен даже вас отравить.

Их глаза встретились, как у двух понимающих людей.

— Он был хороший человек, — медленно произнес Олойхор. — У него недостало духу протянуть мне яд своей рукой. Тогда я бы выпил не колеблясь. Уверен, это был его первый опыт.

— И последний. На наше общее счастье. Сир.

— Сир? — ухмыльнулся Олойхор. — Есть один, кому это может не понравиться.

— А вам впервой вызывать недовольство брата? Осмелюсь предположить, если он только даст вам повод…

— Пусть только высунется, — мрачно пообещал Олойхор. — Или я, или он. Тут слишком многое завязано на легенду. Я верно понял, от меня ожидается, что я наведу тут порядок?


Сон не шел к Имоджин, хоть бейся головой о стену.

Можно было, впрочем, употребить ее и с большей пользой. Время, предоставленное ей в тишине и темноте, она потратила, чтобы в полной мере осознать смысл и масштабы приключившегося несчастья.

Король умер. Содрогнулась земля.

Одновременная смерть Лорелеав надвинувшейся тьме представлялась ей событием мелкого масштаба. Всего-навсего одним неприязненным взглядом в ее сторону будет меньше. Но вот кто в отсутствие Клауса будет упорядочивать жизнь?

В числе прочего — кто теперь шлепнет Олойхора по похотливым ручонкам? Не обрушиваясь в беспросветную панику, Имоджин все-таки понимала, что рискует оказаться тем, кто в неразберихе потеряет больше всего.

Жертвой. Причем жертвой без помощи и сожаления со стороны, потому что никто не воспримет женитьбу Олойхора на ней как оскорбление и несчастье. А насилие доказать будет сложно. Именно сейчас на него устремлены все исполненные надежды взгляды. От него ожидается, что он укрепит королевство. Кому какая разница, если он захочет эту плату. Чем чаще проигрывала она в своем воображении ту тягостную сцену в уединенном домике, тем пуще ширился ее страх. Коего изначально не было вовсе. Чем больше подробностей, слов, поз, выражений лиц ей вспоминалось, тем страшнее виделась произошедшая с Олойхором перемена.

Король умер. А так ли уж этот принц ни при чем?

Силой, подвигнувшей ее встать, оказался все-таки голод.

Ощупью — место как-никак незнакомое — Имоджин выбралась из комнаты Дайаны в зал. Двери как таковой тут не было, только занавеску отвести. Мутный свет в квадратах окошек свидетельствовал, что на воле ожидается утро. Глаза понемногу привыкали видеть в сумраке, и на столе Имоджин увидела весьма многообещающий с точки зрения ее насущной потребности развал. Никто не убирал тут, когда вся кодла снялась с места, пустившись вдогонку за ней с Кимом. И хотя от зрелища разоренного стола и объедков ее чувство хозяйки брезгливо поежилось, аппетит от того не пострадал. Рука протянулась сама, Имоджин только понадеялась, что кусок пирога из середины стола выглядел самым нетронутым.

Жуя на ходу, она медленно осматривалась в полной тишине. Олойхор и его верный пес Циклоп еще не вернулись. В комнатах, погруженных во тьму за своими занавесками, не слышалось даже дыхания. Ночное путешествие по Голодному лесу дорого далось девицам, и Имоджин не могла не испытывать по этому поводу мстительного удовлетворения.

Чтобы, не приведи господь, не разбудить их, ненароком споткнувшись — та еще компания! — она запалила свечу, а потом, в приступе отчаянной храбрости, пошла их проверить. Но попала не туда.

Вытянувшись на постели, в каморке лежало бездыханное тело Молль, словно в насмешку обряженное в черное платье. Блондинка покоилась на спине, с руками, сложенными на животе. Имоджин сделала шаг назад: ей было вовсе не интересно, какое у покойницы выражение лица. А вот что ей было, интересно…

Комнатка у Молль была крошечная, и укромных мест в ней не предполагалось. Даже платья, основной капитал жилицы, лежали скомканные на полу — видно, надеванные — или висели на Гвоздях, вбитых в торцевую стену. Так что в коробочке, углом торчащей из-под изножья и полуприкрытой свисающим с постели лоскутным одеялом, наверняка хранились ее сбережения. Имоджин рискнула проверить и убедилась, что не ошиблась.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать