Жанр: Фэнтези » Наталия Ипатова » Былинка-жизнь (страница 27)


Это что-то… немыслимое… как зло, творящееся ради самого себя.

Порезы и ссадины жгло, словно к телу прикладывали раскаленный металл. Пауза затянулась. Взлобье чудовища терялось в темноте, уходя полого назад от узкой вытянутой морды. Потом оно протянуло другую лапу, не ту, посредством которой удерживало Имоджин, оттопырило коготь подобно указательному пальцу и потянулось им к ее лицу. Имоджин могла только смотреть. Не смотреть она не могла. Поэтому не пропустила момента, когда облик Зверя начал изменяться, приобретая неожиданно узнаваемые черты. И это было так страшно, что она вновь беспомощно забилась. Лучше бы он оставался Зверем.

Она подозревала, что коготь острый, но настолько!..

Боль, полоснувшая левый висок и щеку, оказалась мучительно длинной, и лицу сразу стало горячо. Там лицевая вена, сообразила она. Сознание летело клочками. Легко переместившись, Зверь перехватил лапой оба ее запястья и вздернул их наверх, над головой. Рабочий коготь вновь нацелился на нее, но теперь разорвал ей внутреннюю сторону локтя. Снова с большим знанием человеческой анатомии. Вон как! Он не собирается рвать ее в клочья. Он заставит ее кровью истечь.

Чешуя потекла назад, открывая бледную кожу, нос уплостился, клыки втянулись под ухмыляющуюся губу.

Ухмыляться оно не перестало, но и превращение до конца не довело. Он. На груди Имоджин сидел тайный страх ее еще детских ночей.

Циклоп Бийик.

— Ради этого и в человека превратиться не грех, — произнес он, устраиваясь удобнее.

Когти он оставил.

— Ты сошел с ума! — едва выговорила трясущимися губами Имоджин. — Что ты скажешь Олойхору?

— Что не нашел тебя, детка. Возможность позабавиться по-своему стоит одной крошечной лжи. Дайана его утешит. Хочешь вернуться к нему? Предпочитаешь, чтобы тебя целовали?

Морда его, испещренная рубцами и шрамами, снова видоизменилась и приблизилась, зловонная слюна закапала ей на лицо, смешиваясь с текущей без остановки кровью. Даже если удастся прекратить кровоток, шрам обезобразит ее на всю жизнь… Запоздало Имоджин поняла, что это не должно ее больше беспокоить, но поверить в это окончательно и бесповоротно? Вырываться было бессмысленно, все, на что еще оставалось способно ее несчастное тело, — это мелкая безостановочная дрожь.

«Я сплю, я сплю, я сплю!» — молилась она, зажмурившись. И, сказать по правде, ничего хорошего уже для себя не ожидала, а хотела только, чтобы все это быстрее кончилось, да вот еще — сознание перед этим потерять.

Когда туша, притиснувшая ее к земле, вдруг вздрогнула, а пасть отстранилась, она и не подумала искать в этом движении луч надежды. Потом открыла глаза. Если та чудовищная фантасмагорическая конструкция, которую оборотню угодно было называть лицом, могла менять выражения, она поручилась бы, что сейчас на ней написан крайний ужас. Что могло напугать его? И неужто явилось спасение?

В любом случае пришло оно не извне. Циклоп Бийик смотрел на нее, медленно пятясь к кустам и оседая на задние лапы, как пес, ожидающий, что его побьют. Имоджин не шевелилась, ожидая, что это какая-то новая его увертка. В кустах только ветерок чуть шелестел.

Вдвинувшись задом в заросли, чудовище разом развернулось и с отчаянным визгом обрушилось во тьму.

Лежа на земле, совершенно растерзанная, Имоджин вслушивалась в звуки удаляющегося бегства, сопровождаемые подвыванием и чуть ли не плачем. Как будто с самим ним делалось что-то плохое.

Лицо горело, его дергало. Кое-как поднявшись ш ноги, опасно при этом пошатнувшись, девушка прижала ладони к разрыву. Под ладонью пульсировала боль. Вокруг же этой боли разливалось странное онемение. Впрочем, Имоджин прежде никогда не рвали когтями, она и знать не знала, почему оно должно показаться ей странным. Что вообще тут было не странным! Собрав себя в кучку и все так же придерживая руками лицо, она, даже не пытаясь что-либо рассмотреть, с задыхающимся рыданием кинулась в лес, в сторону, противоположную той, куда канула тварь.

Безусловно, это был уже совсем не тот человек. Пожалуй, сейчас Имоджин вообще не назвала бы себя человеком.

Она не помнила, как выбирала впотьмах дорогу. Возможно, ей просто повезло, или же сам Гиблый лес расступался перед нею, но едва ли она тогда задумывалась о том и уж подавно не знала причины. Обезумевшая, с детским плачем, она ощупью взбежала по ступеням, всем телом толкнувшись в дверь, которая на ее счастье оказалась не заперта. Иначе, пожалуй, Имоджин просто рухнула бы на крыльце, да так и осталась там лежать, вздрагивая, лишаясь остатков разума и напрочь замерзая.

Так же она упала на колени внутрь, в комнату без единого огонька, казавшуюся совершенно мертвой. Но Имоджин не склонна была доверять этой тишине. Боль и смерть прятались всюду, просто они таились до поры. Заманивали, чтобы она, обманутая, подошла поближе, где вернее вцепиться ей в глотку. Готовы были наброситься из-за спины. Правильно. Она кивнула самой себе, соглашаясь.

Звук неуверенных шагов по лестнице вниз и шорох, как если бы кто-то на ходу придерживался рукой за стену, заставил ее мускулы напрячься и приготовиться к рывку.

— Кто

здесь?

Сориентировавшись на голос, Имоджин оттолкнулась ногами и рванула мимо по лестнице вверх, попутно ударившись обо что-то живое, предположительно больше нее по размерам, и даже, кажется, сбив его с ног. Получилось, хотя в падении это очередное невидимое порождение ночи ухитрилось вцепиться в ее лохмотья, и какой-то клок ее одеяния все-таки остался в его руках. Не важно.

Главное, что ей удалось добраться до чулана, забиться в угол, под самые полки, втиснувшись плечами между стен. Теперь смерть могла подойти к ней только лицом к лицу. Ниоткуда не сбоку. А она ходила вокруг! Имоджин слышала, как она ступает там, за стенами, во дворе, тяжело дышит, ворочается в темноте. Стараясь укрыться от нее, Имоджин даже задержала дыхание на некоторое время. Нет, смерть ее не обманет. Лестничное поскрипывание под размеренными шагами выдавало засаду с той стороны двери. Кто кого пересидит? Подлое сердце стучало слишком громко, да и кровь в висках бабахала так, что не укроешься. Напряжение натягивалось, как тетива, и казалось, вот-вот лопнет. А сама Имоджин была наложенной на него стрелой.

И сорвалась, когда вышел срок. Выскочила навстречу, не в силах более ждать, прислушиваясь к дыханию и биению чужого пульса.

Снова столкновение на галерее второго этажа с чемто живым, схватившим ее поперек сильными руками. Достаточно сильными в любое другое время, однако не теперь, когда она отбивалась и даже кусалась как дикая, и даже сумела вырваться, но все-таки оказалась повалена и больно ударилась коленями и локтями о дощатый пол, когда ее в падении схватили за щиколотки. И даже расплакалась от бессильной обиды.

— Имодж! — Странно знакомый голос тщился пробиться к сознанию. — Имодж, очнись, это же я.

— Ким?

Будучи сграбастана, она перестала драться, но зато снова принялась мелко трястись.

— Пойдем сюда.

Почти волоком Ким втащил ее в спальню, завернул в одеяло. Пока он озирался в поисках, надо думать, чеголибо, способного дать свет, она снова забилась в угол.

Ким — хорошо, но он не поможет. Он, возможно, даже не представляет себе. И… и ему не надо на нее смотреть.

Эта жуткая уродливая рана через все лицо… Только не ему. Она всхлипнула.

— Не зажигай, — попросила она. Ким послушался и, как она догадалась, присел рядом на краешек. Ее смертельно поразила его слепота и глухота. В любом случае ее прямым долгом было предупредить его.

— Я не хочу, не могу тут жить, — выговорила Имоджин через силу, так стучали ее зубы и заплетался язык. — Кругом только предательство и обман, страх и боль, ненависть и смерть.

Она содрогнулась от рыданий, но слез уже не было.

Иссякли.

— И я тоже? — спросил Ким после того, как ее заявление было им переварено.

— Нет, — коротко сказала она. И после паузы добавила: — Затвори окно.

Ким встал. Стукнула рама в темноте.

— Посидеть с тобой? — спросил он, возвращаясь. — Или покараулить с той стороны двери?

— Нет! — вскрикнула Имоджин прежде даже, чем он закончил фразу, поняв только, что он предлагает снова оставить ее одну. — Нет, — повторила она для убедительности и потеснилась. — Посиди со мной.

Слезы жалости к себе — откуда только берутся? — вновь подступили к горлу, и на сей раз их можно было не сдерживать, бессвязно припоминая все, что довелось увидеть, выслушать и пережить, пока они были врозь. Плакать в подставленное плечо, цепляясь за него скрюченными пальцами, до полного опустошения, обессилев от одного перечисления своих бед, от страха, когда он неизбежно увидит ее новое лицо при свете дня. Она привыкла видеть обращенные к себе приветливые улыбки. Но помнила и брезгливые гримасы, какими мужчины встречали лица, обезображенные куда меньше, чем ее собственное — сейчас. Ким хороший. Он сдержится. Но она ежечасно будет видеть, как он давит в себе содрогание.

— Имодж! — раздался в прерываемой всхлипами тишине самый трезвый на свете.голос. — Ты вообще давай… успокаивайся. А то ты ведь тычешься в меня, а я как-никак молодой мужик. Со всем, что от того причитается.

Имоджин от неожиданности открыла и закрыла рот.

Оказывается, она готова была выслушать бесконечное множество выражений сочувствия, а также заверений в неизбежной и скорой мести негодяям. Вливаясь в единый поток ее отчаяния, они бы и дальше размывали почву, и трясина под ее ногами была бы бездонна. Во всяком случае, высказанная вслух мысль проросла.

— Эй! — откликнулась она, чуть отстраняясь и удачно ловя Кима за руку. — У нас есть для этого время и обоюдное желание.

И темнота.

Оба они словно посылали во тьму шары наугад. Обоим требовалось время, чтобы сделать ответный ход правильно.

— Ты… уверена? Ты же… плачешь, нет?

— Да! — выдохнула Имоджин. По всем на свете причинам.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать