Жанр: Фэнтези » Наталия Ипатова » Былинка-жизнь (страница 7)


5. Опушка, дальше которой нельзя

В сосновом лесу молиться, в березовом веселиться, в еловом — удавиться.

— Имодж! Давай, просыпайся!

С невероятным трудом Имоджин разлепила веки.

Ойхо нипочем не отцепится. И как только сам он просыпается в такую невозможную рань? Ощупью, стараясь не производить шума, она поднялась на колени на брошенной в углу кошме. Дверной проем серел предрассветной мутью, и было знобко. В тереме в это время года, разумеется, тоже не топили по утрам, но там было хоть одеяло. Край кошмы, в который Имоджин завернулась, чтобы накопить в себе хоть чуточку тепла, явно не справлялся с порученной ему задачей.

— Обувь возьми, — чуть слышно распорядился Ойхо.

Чуни ребята с вечера убрали под крышу, чтобы выпавшая за ночь роса не испортила им все дело. И теперь те стояли рядком в опасной близости от Фисса, храпящего посреди сложенных пожитков и лошадиной сбруи.

Имоджин с ее неслышным шагом проще других бесшумно их стащить. Со своей стороны, Ойхо уже рылся в мешке, добывая оттуда хлеб, лук и несколько потемневших прошлогодних яблок. Сам он особенно не скрывался: нет ничего предосудительного в том, что завтракать они собираются на реке, не сводя глаз с удочек и ожидая вожделенной поклевки. Другое дело — ребятам никак было не объяснить, зачем им там понадобились чуни. И лошади. Ойхо многократно вздохнул по поводу невозможности взять с собою лошадей.

Чуни, к отчаянию Имоджин, промокли немедленно, стоило ей переступить порог. Ким, время от времени передергивая плечами, уже ждал их у остатков плетня, Возбуждение, похоже, грело одного Ойхо. Туман висел такой, что его хотелось буквально раздвигать руками. Лягушки гремели слаженным монастырским хором, сопровождая их путь вокруг заросшего пруда то «Благовещеньем», то «Воздаянием».

Мальчишки знали, куда идти. Имоджин оставалось только послушно следовать за ними, перебирая ногами вдвое чаще, чем она делала бы, если бы шла одна по своим делам. Но она, впрочем, привыкла. Довольно долго — незнакомый путь всегда выглядит длиннее — они пробирались в тумане обратной тропой, выходящей на большак. Вершины деревьев, обступавших тропу, скрывались в тумане. Нижние ветви возникали над их головами неожиданно и проплывали медленно, как парящие в молоке твари. Туман усиливал звук, поэтому ступать приходилось особенно осторожно. И все равно хруст невзначай сломанного сучка разносился вокруг, как удар топора.

Зато по твердой насыпной ленте главной дороги шагать было одно удовольствие. Отмахиваемые версты летели незаметно, вставшее солнце испарило туман, дорога под ногами струилась жаром. Вокруг не было никого, кроме птиц. Жаворонки, взвиваясь над нивой так высоко, что переставали быть даже видны, обрушивали оттуда наземь колокола звука. Дорога, казалось, на каждом шагу пружинисто подбрасывала ходока вверх. И сейчас Имоджин полагала, что все стоило затеять только ради сейчас и ради того, чтобы оно длилось как можно дольше. Душа пела, крылья распускались. Остроумие близнецов превзошло само себя. День был солнечный и бесконечно длинный, как всегда в детстве, как само детство, каким оно выглядит в воспоминаниях.

Тем разительнее была перемена, когда королевский почтовый тракт, прямой как стрела, пронзавший на своем пути горы и взмывавший над реками, неожиданно свернул налево, а прямо от него ответвилась нехоженого вида просека, словно нарочно перекрытая двумя вперехлест наваленными деревьями. То есть, нарочно и перекрыта, сообразила Имоджин, перелезая через засеку следом за мальчишками. Это можно было бы списать на недавние разбойничьи страсти, однако деревья засеки выглядели так, словно свалили их давным-давно.

Это были добрые могучие деревья, и Имоджин заинтересовало — почему никто из близживущих крестьян не подогнал сюда ночью телегу, не распилил их тайком и не пристроил в хозяйстве. Правление Клауса считалось благополучным, однако человеческое стремление наложить лапу на плохо лежащее от экономических реалий зависит причудливым и исключительно опосредованным образом. Имоджин мерещилось, что прежде эта поросшая блеклой травой просека была дорогой, ей чудились даже колеи, затянутые дерном. Удивительно, что разбойники устроили свое логово по ту сторону, где заведомо не ездит никто. Однако чем дальше отходили ребята по неезженой тропе, чем чутче прислушивалась девочка к окружающей ее тишине, тем все вокруг выглядело неестественней и… страньше. Несмотря на весь нестерпимый полуденный зной.

Внезапно она остановилась как вкопанная, и братья поневоле вынуждены были сделать то же самое.

— Что-то здесь не так! — заявила Имоджин.

Принцы переглянулись и против обыкновения не сказали ни слова. Имоджин встревожилась. Огляделась. Тишина стояла оглушительная, словно голову тряпками завязали. Солнце резало глаза до боли, дышать было почти нечем. Дорога тянулась в гору, рассекая собою массив дымчато-зеленого леса сколько видел глаз, то есть — до макушки пригорка, за которым скатывалась вниз. Впечатление было такое, словно эта щель проходит через весь мир до самого края и что до самого его края тянется молчаливая дремучая чащоба.

Именно что молчаливая. Напряженно вскинув голову на тонкой шее, Имоджин вслушивалась в полдень и не могла уловить ни единого звука. Даже принцы, кажется, перестали дышать. Ни единого птичьего щебета.

Более того — молчали кузнечики, без которых, кажется, совершенно немыслима

летняя тишина. Ни одна божья коровка не ползла по своей травинке, и ни одна мошка не вилась в воздухе. И тягостное чувство было такое, словно откуда-то издали наползала гроза.

Оставив мальчишек стоять замерев, Имоджин кинулась к лесной стене. Мрак смыкался уже в нескольких шагах от опушки. Под ногами стлался густой, как тканый тряпичный половик, черничник… без единой ягоды, хотя было самое время. Грибов тоже нет. Даже вызывающе-красных мухоморов. Правда, Имоджин споткнулась о поганку, тянувшую вверх свою ядовитую голубую шляпку, но поганки не в счет. Это мертвые грибы.

Тишина была настолько полной, что забивала глотку, словно кляп. Находиться в этом лесу было… невыносимо. Тут даже… паутины не было! Кое-как Имоджин выбрела на освещенную солнцем дорогу. И сама она, и два ее спутника, самые крутые до края земли — но только, чур, после Циклопа Бийика! — показались ей исчезающее маленькими.

— Что это за место? — осипшим голосом спросила девочка. — Куда вы меня притащили?

Сейчас, ей казалось, она вправе требовать ответа. Да и мальчишки, как ни странно, не возражали. Ее бледное перекошенное лицо и растрепанные волосы произвели впечатление даже на них, как бы ни хотелось им выглядеть закаленными жизнью циниками.

— Давайте, — сказал Ойхо, — перекусим. Заодно и переговорим.

И первым сел в траву.

Когда несколько часов назад они бодро шагали по дороге, вьющейся между полей, насыпной и плотно утоптанной, как будто взгорбком своим приподнятой над плоской землей, подталкивающей колеса — катиться, а ноги — шагать, свежий ветер овевал их разгоряченные лица и щиколотки. Сейчас же, прикасаясь к сухой горячей обувной коже, ступня сама себе казалась распухшей, распаренной губкой, освежеванным куском мяса. Опустив голову, Имоджин решительно разулась.

— Ты после в них ногу не впихнешь! — запротестовал Ойхо. — А без них будет медленнее.

— Но согласись, — сказал рыжий близнец, перехватив его взгляд, — что идея здравая.

И сделал то же самое. Ойхо только губы поджал. То, что тут происходило, выводило ситуацию за рамки предписанного им плана. И, вероятно, он уже жалел, что они взяли с собой девчонку. Куда веселее было бы после похваляться перед нею, когда в тереме погашены все основные огни, в ее спальне, назначенной штабом еще в те времена, когда Имоджин было семь.

— Здесь не следует задерживаться дотемна, — буркнул он. — На пути ни в ту, ни в другую сторону.

Еще час назад Имоджин буквально умирала с голоду.

Теперь ей и кусок не лез в горло, а запах лука заставлял внутренности скручиваться в спазматический клубок. С трудом ей удалось протолкнуть в желудок немного хлебного мякиша. Пятачок солнечной травы, на котором они сидели, казался слишком маленьким, а черные стены леса с обеих сторон — чересчур высоки, и девочке приходилось бороться с ощущением, что ребята уселись в аккурат на полосе меж двумя враждебными армиями. Неужели близнецы настолько слепы?

— Там, — спросил Ким, — и вправду есть что-то?

Повисла пауза, в течение которой Имоджин пыталась пропихнуть кусок сквозь судорожно сжавшееся горло и сообразить, как объяснить им, что дело как раз в том, что в лесу вовсе никого нет. Однако ко времени, когда ей это удалось, она уже не была в этом столь уверена. Вспомнилось ощущение пристального недоброго взгляда, пытаясь отследить источник которого она напрягала глаза до боли, но в результате обнаружила, что никто не таится ни в густых зарослях, ни под поваленным стволом, ни среди корней, откуда Имоджин уже почти ожидала увидеть пару зеленых или красных огоньков. Как будто в ответ на стремительные повороты ее головы в попытке разглядеть ускользавшее оно снова и снова перемещалось, прячась за ее плечом и обманчивым движением дразня боковое зрение. И ощущение этого незримого присутствия было тяжелее, чем прочее все.

— Да, — сказала она сухо.

Поднявшись на ноги, Имоджин с внезапным раздражением отряхнула крошки с подола. Попутно обнаружилось, что оборвались и вылезли нитки вышивки на узорчатой кайме. Хотя платье было старое — никакое другое она в здравом уме не надела бы ни в лес, ни на рыбалку! — поврежденная вышивка огорчила ее, потому что была плодом ее собственного напряженного труда под присмотром бдительной Агари. Преодолевая тяжелый жаркий воздух, еще более сгущенный тишиной, ребята вновь двинулись в путь.

— Почему тогда вовсе не извести этот лес, вместе со всем злом, в нем живущим? — неожиданно спросила Имоджин, семеня следом за братьями. И никто не спросил ее, почему она так твердо знает, что это — зло.

— Не все так просто, — ответил Ким, как только после непродолжительного молчания выяснилось, что говорить придется ему. В голосе его послышалось сожаление. — С незапамятных времен лес этот был другом королевской семьи. Какой-то договор тех времен, когда воды, земли и люди устанавливали промеж себя правила обоюдного соседства. Нечто вроде храма, просторного и светлого, куда приносят простые дары, где места хватит на всех и где не может приключиться ничего плохого.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать